Браслет бога: Рассказы и новеллы

All Rights Reserved ©

Найден и потерян

Военная полиция поставила свои микроавтобусы перед выездом со двора Бёрнсов, и они ожидали Джеральда снаружи. Катя проводила его и перешла к окну из гостиной. Он прошёл по дорожке, обменялся с сержантом несколькими словами, и повернулся, держа руки за спиной. Он был спокоен, но Кате было не по себе от его ареста. То же, что случилось следом, ввергло её в состояние шока.

Она увидела, как сержант отступил на пару шагов назад от Джеральда. Затем она видела, как они обменялись несколькими фразами. Джеральд встал на колени, и тонкая струйка расплавленного золота быстро протекла от места, где он стоял, к тротуару, где между ним и полицейскими выросла стена из зелёного стекла. Сержант и другие отступили дальше и укрылись позади своих автомобилей, тогда как расплавленное золото растеклось по рукам Джеральда и покрыло всё его тело бронёй. Перед его глазами было забрало из зелёного стекла, а по его рукам и ногам протянулись такие же узоры. Он встал и повернулся к полицейским, один из которых выстрелил в него, но пуля отскочила от стекла и пробила колесо их микроавтобуса.

Затем Катя видела, как бронеавтомобиль выехал из ближайшей улицы и из него высыпали подкрепления, неся щиты и винтовки. Затем ещё подкрепления прибыли по воздуху. К этому времени стеклянная стена выросла ещё выше и накрыла их участок куполом. А затем Катя увидела, как острия выстрелили из стены в сторону полицейских и их спецназа, разоружая их и приводя в негодность всё их оборудование. Она поняла, что план Джеральда сдаться им провалился, потому что она не могла поверить, что он намеревался превращать это в вооружённый конфликт. Стеклянная стена вокруг их участка сократилась и исчезла в его костюме. Она смотрела, как он подошёл к сержанту, поговорил с ним и остальными и повернулся в её сторону. Он помахал ей на прощание и взлетел, направляясь прямо вверх. У неё отпала челюсть. Теперь она понимала, что он имел в виду, когда сказал, что артефакт пришельцев вернул его домой через галактику.

Одетая в гражданское молодая женщина вышла из-за воздушного судна и вступила в разговор с военной полицией. Затем Катя увидела, как сержант и ещё двое из них, в сопровождении этой гражданской, подошли ближе к дорожке на её участок. Та вышла вперёд, постояла на его границе несколько секунд, повернула голову, и сказала офицерам несколько слов. Все они подошли к дому Бёрнсов и взошли на крыльцо. Кто-то позвонил в дверь. Катя вышла в прихожую и открыла им.

– Госпожа Бёрнс, мы бы хотели задать вам несколько вопросов, – вежливо сказал сержант.

– У вас есть полномочия допрашивать гражданских? – спросила Катя.

– Нет, мы их не имеем, но мы просто надеялись, что вы согласитесь ответить нам, потому что это очень важно для безопасности планеты и всех в колонии.

Кате не слишком хотелось впускать их, не связавшись с адвокатом, но гражданская, которая оказалась очень молодой девушкой, с виду едва за двадцать, подошла к внешней двери.

– Вы же видели, что произошло перед Вашим домом, – сказала она. – Ваш муж вёл себя странно, и всё, о чём мы Вас просим – это дать нам несколько ответов. Сержант, будьте добры, воспроизведите то, что сказал капитан Бёрнс.

Сержант вынул планшет из чехла на поясе, подключил его к видеорегистратору на своей груди, и повернул экран к Кате. Она услышала последние слова, произнесённые Джеральдом перед отлётом.

– Сержант, я собирался сдаться и не имел намерения сопротивляться аресту, – говорил Джеральд. – Приношу извинения за всё, что случилось, и сообщаю, что нахожусь под контролем могущественного артефакта внеземной цивилизации, который Вы наблюдали как броню на моём теле и стеклянную стену. Я должен покинуть эту планету, чтобы предотвратить дальнейший урон и конфронтации, и чтобы забрать этот артефакт с собой так далеко, как только возможно. Не преследуйте меня, поскольку это за пределами возможностей нашей цивилизации. Обещаю никогда не возвращаться. Прощайте, и пожалуйста, передайте моё искреннее сожаление моим семье и командованию.

Катя расплакалась и закрыла лицо ладонями. Она некоторое время рыдала, но потом отперла дверь и впустила всех. Она прошла в гостиную и села на диван. Сержант и двое его подчинённых представились.

– Вы заметили что-то странное, что-то необычное в капитане Бёрнсе? – спросил сержант.

– Не заметила, – ответила Катя.

– Как он вернулся из похода?

– Я была дома, занималась уборкой, когда он позвонил в дверь, и я его впустила.

– Что было дальше?

– Он был голоден, и я подала ему обед.

– А от жажды он страдал? – вмешалась девушка в гражданской одежде.

– Кто Вы? – спросила Катя.

– Меган Рис, специальный агент, Глобальная Служба Безопасности, – представилась девушка.

Теперь Кате стало понятно, почему на девушке были очень строгий и дорогой костюм и столь же дорогие туфли, когда она возглавляла совершенно обычный арест. Катя также заметила что-то ещё: временами полицейские замирали и выжидательно смотрели на Меган, но она не произносила ни слова. Спустя секунды полицейские задавали Кате следующий вопрос. Это казалось необычным, как будто агент отдавала им телепатические приказы.

– Нет, агент Рис, Джеральд не страдал от жажды, – ответила она. – Он был голоден, как волк, и жадно ел, но ничего кроме этого.

– Он говорил или делал что-либо странное? – продолжил сержант.

– Нет, он сходил на второй этаж, чтобы принять душ, переоделся в спортивные брюки и кофту и спустился в столовую, чтобы поесть. Он съел обед и положил приборы, и я спросила, не дезертировал ли он и не прятался ли где-то всё это время. Вот тогда он сказал мне про артефакт, который перенёс его домой.

– Что именно он Вам сказал?

– Ничего конкретного, лишь то, что он единственный выживший в походе, что все остальные были убиты местными, и что могущественный артефакт пришельцев перенёс его сюда. Он не знал, почему тот так сделал.

– Сказал ли он, чем был артефакт? – спросила Меган.

– Нет, не сказал, – ответила Катя, но затем она взглянула вверх и продолжила: – Но я нахожу странным, что у него на запястье был браслет. Он никогда не носил ювелирных украшений до сего дня: ни цепей, ни кулонов, ни колец, ни браслетов. Но, когда он вернулся, у него на запястье был браслет, и теперь, когда я об этом вспоминаю, то понимаю, что он не мог бы ни надеть, ни снять его, поскольку браслет почти идеально подходил к размеру его запястья, лишь с небольшим просветом.

– Что это был за браслет? – спросила Меган.

– Он выглядел, как две золотые полосы с полосой из стекла между ними, – задумчиво пробормотала Кати. – И теперь, когда я себе его представляю, то понимаю, что те же самые золото и стекло покрывали его тело перед тем, как он взлетел.

– Офицеры, оставьте меня наедине с госпожой Бёрнс на несколько минут, – приказала им Меган.

Они немедленно подчинились, и она выпроводила их за дверь. Потом Меган вернулась и села напротив Кати, которая смотрела на неё и видела другого человека. Вместо отстранённого, почти безразличного офицера, она видела взволнованную, усталую девушку. Меган приподняла правый рукав костюма и расстегнула манжет рубашки. Когда она подняла рукав, Катя увидела на её запястье браслет.

– Точно такой же браслет, как Ваш! – ахнула Катя. – Только цвет другой. Что это значит?

Меган вздохнула и снова застегнула манжет.

– Это значит, что капитан Бёрнс, вероятно, сейчас пребывает в замешательстве и в отчаянии, – ответила она. – Скорее всего, он не понимает, почему события происходят определённым образом, и чувствует, что потерял контроль почти над всем в своей жизни. Вот почему он улетел, чтобы никогда не возвращаться. Мы ничего не сможем поделать по этому поводу. Будь у меня вечность, я могла бы, наверное, отправиться следом, чтобы найти и вернуть его домой, но я одна и не могу покидать Землю-2. Это всё, что в моей власти сказать Вам.

Она встала и пригласила полицейских зайти обратно. Когда они вернулись, сержант задал Кате ещё несколько вопросов.

– Капитан Бернс связывался с кем-либо с момента возвращения? Он звонил кому-либо по телефону или отправлял какие-либо сообщения?

– Я ни о чём таком не знаю, – пожала плечами Катя. – Он использовал компьютер, чтобы пересмотреть наши финансовые дела, изменил размещение наших инвестиций и дал мне указания, как оставаться на плаву, пока он находится в заключении. Он подразумевал, что получит два года тюрьмы за дезертирство.

– Кто-либо приходил к нему, или он куда-то ходил?

– Ничего подобного. Он ходил лишь в штаб, а оттуда сразу домой, чтобы поиграть с нашими детьми. Он ценил каждую минуту, проведённую с ними, и не хотел тратить их зря.

Наконец сержант сказал Кате, что они поместят её под наблюдение, и что её телефонные звонки и сообщения будут прослушиваться, также как и доступ на её участок будет просматриваться.

– Вы можете связаться с юристом и оспорить наблюдение, раз Вы не под следствием и Вам не предъявлены никакие обвинения, но мы просим, чтобы Вы позволили нам присматривать за Вами некоторое время, из-за необычности ситуации, – сказал он. – Раз мы не предъявили обвинений капитану Бёрнсу, то Вы будете продолжать получать его зарплату, пока решение не будет принято.

– Я подумаю об этом, – ответила Катя. – Это всё?

Гости извинились и оставили Катю одну. Одна из их машин осталась стоять напротив её дома, и через некоторое время на другой приехали техники, которые установили камеры вокруг участка. Жизнь семьи Бёрнсов начала потихоньку налаживаться.

Через несколько недель Катя съездила на старую ферму Джеральда. Пока Анжела и Калеб побежали к старому дереву на заднем дворе, чтобы качаться на качелях, она отперла дом и зашла. Она обнаружила признаки того, что Джеральд был здесь, и надежда, что он на самом деле не улетел, появилась в глубине её души. Она проверила все комнаты и подвал, но они были пусты. Тогда она прошла в сарай. Там тоже никого не было, и она подошла к распределительному щитку. Он был выключен. Она открыла дверцу и вынула неиспользуемый предохранитель из шины. На его задней стороне была полость, покрытая кусочком изоленты. Она сняла её и нашла внутри маленькую микросхему памяти. Она была старой и не подошла бы к её планшету. Она вставила предохранитель обратно в щиток и включила главный рубильник. Потом она прошла в мастерскую, примыкавшую к сараю. Там она подошла к термостату и вставила микросхему в разъём, о котором знали лишь она и Джеральд. Окно с содержимым микросхемы появилось на экране термостата. Там был лишь один текстовый файл, и Катя открыла его.

– Моя милая, любимая Катя, – было написано в нём. – Внимательно прочитай всё это, потому что содержимое микросхемы уже было стёрто. Я люблю тебя, Анжелу и Калеба больше всего на свете, но я должен уйти. Ты сама видела, на что способен браслет на моём запястье. Он подчиняется мне, когда я хочу лететь, он защищает меня бронёй, и даже заботится о запасах воды и воздуха для космических полётов, но он берёт верх, когда я принимаю важные решения, как например, сдаться военному трибуналу.

Джеральд продолжал рассказывать о своих приключениях на другой планете, и Катя почти физически ощущала его шок и отчаяние. Она продолжила прокручивать текст и читать файл.

– Представления не имею, чего хочет браслет. Он не против того, чтобы я покинул планету, и я уверен, что улететь навсегда будет единственным способом гарантировать безопасность Земли-2. Я видел, на что он способен. Он почти уничтожил ту, другую планету. Он помог мне разрушить военную базу пришельцев, размером с город, за один удар. Я должен обеспечить всё возможное, чтобы не дать ему сделать что-либо подобное с Землёй-2.

Катя почувствовала, что её глаза наполнились слезами, и всё стало размытым. Она вытерла слёзы и продолжила читать.

– Ферма сдана в долгосрочную аренду, и платежи будут поступать на наш совместный счёт, – читала она. – То же самое с автомастерской моего отца. Ты можешь продолжать сдавать их в аренду или продать их. Дело твоё. Я сделал все мои счета совместными с тобой и оставил тебе доверенность на всё моё имущество. Я раздумывал о составлении завещания в твою пользу, но решил, что в этом нет необходимости.

От упоминания завещания у неё снова выступили слёзы. Она остановилась, чтобы перевести дыхание, прежде чем прочитать следующий абзац.

– Пожалуйста, не дай Анжеле и Калебу вырасти без отца. Ты должна снова выйти замуж, как только я буду считаться официально пропавшим без вести.

– Он разорвал все связи, – поняла Катя. – Он не вернётся.

Она схватилась за стену и стояла так некоторое время. Потом она вернулась в сарай, чтобы выключить электричество, вышла наружу и вернулась к дому, где играли дети. Калеб сидел на качелях, а Анжела раскачивала его.

– Выше! – кричал он. – Вот так!

– Прямо, как отец, – подумала Катя. – Всегда выше, в небо, в космос, к далёким звёздам, чтобы никогда не вернуться. Я знала это, когда выходила за него за муж: он хотел быть там, меж звёзд. Я любила его настолько, что хотела остаться его связью с Землёй-2, рождая его детей. Иначе от него вообще ничего бы не осталось.

– Мама, почему ты плачешь? – спросила Анжела.

Катя не слышала и не видела, как она и Калеб подошли, и просто обняла их, не в силах ничего сказать.

– Ваш папа ушёл навсегда, – наконец пробормотала она.

– Он уже давно ушёл, – ответила Анжела. – Мы же знаем это.

– Теперь я точно знаю, что он ушёл навсегда, и что никогда не вернётся, – сказала Катя, вставая на колени перед ними. – У нас не было возможности поговорить и проститься, но он оставил мне записку, в которой объяснил, что случилось, когда он вернулся, и почему снова должен был уйти.

– Почему, мама? – спросила Анжела.

– Пришельцы на той планете прикрепили к нему устройство. Оно очень опасное, и он не мог снять его. Ему пришлось уйти, чтобы спасти всех нас.

***

Специальный агент Меган Рис вернулась в свой кабинет и продиктовала отчёт о попытке ареста. Вскоре после того, как она отправила его начальству, глава её отдела вызвала её в свой кабинет. Когда Меган вошла и закрыла дверь, она обнаружила, что её начальница раздражена.

– Почему Вы не помогли военной полиции? – спросила та. – Вы могли бы нейтрализовать опасность.

– Я обнаружила, что объект не проявлял насилия, и что угрозы не было, – ответила Меган.

– Разоружить целое подразделение спецназа и повредить их технику – это Вы называете ненасильственными действиями?

– Насилие относится к людям, а не к технике, – возразила Меган, стараясь оставаться спокойной. – Объект целенаправленно избегал причинения телесных повреждений кому бы то ни было. Он поддерживал профессиональный диалог и оставался спокоен всё время. В конце концов, он взлетел и улетел в космос.

– Вот это-то и проблема! Он обладает устройством, более могущественным, чем любая технология человечества, тогда как мы не можем отслеживать его перемещения и гарантировать, что он не причинит вреда.

– Я давно и чётко сказала, – очень спокойно произнесла Меган, – что я гарантирую безопасность планеты, но ни при каких обстоятельствах я не стану никого принуждать. Угрозы не было, угрозы нет, и если будет угроза, то Вы знаете, где меня найти. Мы достигли взаимопонимания?

– Достигли, – вздохнула начальница. – В нашем соглашении ничего не меняется.

– Тогда я отправлюсь на планету воинственных пришельцев, проверю ситуацию там и вернусь, чтобы проинформировать моих наставников, их Круг, – ответила Меган и вышла.

Она пронзила пространство в систему пришельцев. Когда она приблизилась к планете, то нашла её закрытой густым облаком пыли, а вокруг неё обращались обломки военного флота. Она поспешила к обломкам самого большого корабля и обнаружила ужасные разрушения, вызванные лазерным оружием пришельцев. Разрезы шли чуть зигзагом, вдоль оплавленных краёв метала корпуса носителя, и стало ясно, что наведение луча контролировала система зеркал под управлением цифрового устройства.

Меган пронзила пространство к луне планеты. Облетев её, она увидела провал, оставленный оружием из Браслета Джеральда, там, где была военная база пришельцев. Она опустилась в провал и нашла разрушенные лазеры и термоядерные реакторы, которые их питали. В космосе она насмотрелась достаточно и направилась к планете. Там она обнаружила гигантский провал, оставленный Браслетом, когда он высвободился. Он простирался от обширного горного массива на одном из континентов, на тысячи километров, к тому, что раньше было океаном. Лава заполнила её дно, а его стороны обвалились, и океан заполнял оставшуюся пустоту. Ранее стабильная планета возобновила тектоническую активность из-за существенного изменения своей формы и разломов, вызванных схлопыванием Браслета. Сотрясение мантии распространилось по всей планете, сдвигая её плиты и открывая прежде спавшие вулканы. Пекло на поверхности контрастировало с леденящим холодом, вызванным густыми облаками пыли и пепла, которые закрыли планету от света и тепла звезды. Меган попыталась отыскать плато, которое Джеральд описывал в рапорте как кладбище войск, и у неё заняло длительное время найти его, потому что местность была покрыта толстым слоем снега и льда. Она стояла на краю кладбища два на два километра размером и представляла себе, что должен был чувствовать Джеральд, копая тысячи могил. У неё росла тревога о его душевном состоянии, и она решила включить эти детали в свой следующий рапорт, который она продиктовала, вернувшись в управление. Оттуда она пронзила пространство прямо к особняку в глуши. Двое охранников в халатах с капюшонами впустили её. Она прошла через прихожую и вошла в кабинет, где ещё несколько мужчин и женщин в халатах ожидали её.

– Мы рады видеть тебя, Меган, – сказал один из них на странном языке. – Наверняка ты принесла новости.

– Да, Баэль Катар, я стала свидетельницей того, как человек носит Браслет, – ответила она.

– Мы ожидали нечто подобное, как ты знаешь, – сказал Баэль Катар, кивая. – Вот почему мы настаивали, чтобы ты сопровождала их стражников. Расскажи нам подробнее!

Меган пересказала им всё, что видела, и они на некоторое время задумались.

– Было бы предпочтительно, чтобы ты или заполучила браслет, или завербовала того человека в наши ряды, – сказал другой, спустя какое-то время. – Но если он, в самом деле, улетел навсегда, то это тоже удовлетворительный исход.

– Баэль Мизор, у меня есть причины быть уверенной, что он не вернётся. По меньшей мере, он не вернётся скоро, – ответила Меган.

– Я доверяю твоему суждению, – сказал Баэль Мизор. – Но как ты можешь быть уверена?

– Я читала его досье и опросила его командование и сослуживцев, – объяснила она. – Он известен за кристальную честность и всегда хранит свои обещания. Он обещал никогда не возвращаться. Однако он может быть в состоянии стресса из-за травматических событий, через которые ему пришлось пройти.

– Удовлетворительно, – сказал Баэль Котар. – Но хватит о печальных событиях! Как тебе живётся, Меган? Виделась ли ты недавно со своими сёстрами?

– У меня всё хорошо, – ответила она. – Но я была очень занята и не путешествую так часто, как мне бы хотелось.

Меган увидела, как лица присутствующих просветлели, и на них появились улыбки.

– Тогда, как только я их увижу, то скажу, чтобы они посещали тебя почаще, – обещал он. – Я тоже желал бы путешествовать чаще, чем могу сейчас.

Она попрощалась со всеми и ушла. Все в комнате обменялись взглядами, и каждый многозначительно погладил своё горло с выражением крайнего удовлетворения.

– Мало-помалу скромность, прозорливость и терпение нашего предводителя приносят плоды, – сказал Баэль Котар. – Сегодня наша протеже, возможно, спасла нас от возможной угрозы.

– Слава повелителю Баэлю Дагану! – провозгласили все в один голос.

– Мы должны уведомить Баэля Решефа о вышеизложенном, – предложил Баэль Мизор.

– И в самом деле мы должны, – согласился Баэль Котар. – Тебе предстоит отправиться на встречу с ним.

– Но почему я? – сделал гримасу Баэль Мизор.

– Потому что я приказал тебе, – резко ответил Баэль Котар и вышел из комнаты.

Все последовали за ним, и лишь Баэль Мизор остался сидеть. Потом он встал и тоже вышел.

– Они всегда горят желанием услышать хорошие вести, но когда доходит до работы, то они не столь усердны! Проклятие! Но их приказ подводит меня на шаг ближе к повышению, так что это даже к лучшему.

С этими словами он совершил пассы руками, что открыло перед ним портал, и он шагнул в него, исчезая с Земли-2 и появляясь на старой Земле, в каменных катакомбах глубоко под её поверхностью. Двое охранников в халатах с капюшонами стояли перед ним, по обе стороны стальной двери из комнаты, куда его привёл портал.

Он поднял голову и объявил: «Повелитель Мизор к повелителю Решефу, с важными новостями».

Охранники впустили его, и он оказался лицом к лицу с другой фигурой в халате, которой он поклонился.

– Как продвигается наш план? – спросил повелитель Решеф.

– Наша подопечная принесла волнующие новости, мой повелитель, – ответил повелитель Мизор. – Человек вернулся из похода на враждебную планету. У него на руке был Браслет.

– Не трать моё время, – вскричал повелитель Решеф. – Говори всё сразу!

– Он не знал, что такое Браслет и как им управлять, – подобострастно продолжал повелитель Мизор. – В конце концов, он покинул планету, эту нашу колыбель рабов. Он, по-видимому, планирует странствовать по галактике в поисках другой планеты, на которой он мог бы жить.

– Как мы можем быть в этом уверены?

– Меган уверена. Она расследовала, и её аргументы звучат убедительно.

– Хорошая девочка. Она надёжная. Все сделали хорошую работу по её воспитанию, под моим началом, – заключил повелитель Решеф. – И если это всё, то ты можешь идти.

– Вы уведомите обо всём повелителя Дагана? – взмолился повелитель Мизор.

– Я уведомлю сверх-повелителя Дагана обо всём, что посчитаю подобающим.

Повелитель Решеф махнул, чтобы повелитель Мизор удалился, и тот ушёл, кланяясь всю дорогу из комнаты, но когда он повернулся, то прищурился и беззвучно выругался. Он надеялся получить похвалу своего сверх-повелителя, но его командир не позволил этого, и он был уверен, что повелитель Решеф так представит новости, как будто только его самого следовало наградить.

Повелитель Решеф покинул свои покои, прошёл по нескольким коридорам, и прибыл к тяжёлой, охраняемой двери в покои сверх-повелителя Дагана. Охранники уведомили того, и повелителю Решефу было позволено войти. Он сразу же поклонился сверх-повелителю Дагану, который восседал за столом в середине слабоосвещенной палаты.

– Что привело тебя ко мне? – спросил сверх-повелитель Даган.

– Человек получил Браслет в своё распоряжение, – ответил повелитель Решеф, всё ещё кланяясь, поскольку не получил позволения выпрямить свою спину. – Он был одним из войска, которое мы отправили на враждебную планету. Там убили всех, с его слов, но Браслет добровольно взялся ему служить и принёс его назад. Он всё ещё не знает, как управлять Браслетом.

– Так это был тот самый Браслет. Ты твёрдо уверен в этом?

– Если здесь нет других Браслетов, о которых нам неведомо, то это тот самый Браслет, который наш шпион пытался похитить, с частичным успехом.

Оба цинично рассмеялись, на несколько секунд, но их смех тут же прервался, когда Даган встревожился.

– Где он сейчас? – спросил он.

– Нет причин для беспокойства, мой сверх-повелитель, – уверил его повелитель Решеф. – Он уверен, что Браслет обладает им, и он покинул общество людей, чтобы найти другую планету, на которой сможет жить.

Сверх-повелитель Даган просиял и жестом позволил повелителю Решефу выпрямиться.

– Найден и снова потерян... – пробормотал он задумчиво. – Нам было бы полезно приобрести ещё один Браслет, но раз он снова потерян, так же как и был найден, то это удовлетворительно. Позволяю тебе передать мои похвалы всем ответственным.

– Можем ли мы оставаться уверены, что новый носящий Браслет никогда не встретится с тем, другим? – осторожно спросил повелитель Решеф. – Вы, мой сверх-повелитель, знаете, о ком я говорю.

– Невозможно! – громогласно расхохотался сверх-повелитель Даган. – Тебе же известно, сколько звёзд и планет в одной этой галактике! Даже если бы они изо всех сил искали друг друга, то у них всё равно был бы нулевой шанс встретиться.

Continue Reading

About Us

Inkitt is the world’s first reader-powered publisher, providing a platform to discover hidden talents and turn them into globally successful authors. Write captivating stories, read enchanting novels, and we’ll publish the books our readers love most on our sister app, GALATEA and other formats.