Браслет бога: Двойная опасность

All Rights Reserved ©

Покой нам только снится

КОГДА бывший капитан первого ранга космических сил планеты Земля-2, а ныне князь Плоских Просторов Джеральд Бёрнс и царевна Шар’Иштарита пожелали вернуться домой из мира, в котором они нашли затерянных детей богов, то сразу оказались в поле перед своим домом. Где-то выросли новые деревья. Где-то забор был подновлён свежим камнем. На крыше было много новой черепицы. Было видно, что за домом, садом и скотным двором следили. В конце дорожки между двумя рядами высоких деревьев, когда-то воткнутых в землю Джеральдом ещё прутиками, показались два всадника: стройная девушка с огромной гривой длинных, рыжеватых волос и полноватый молодой человек. Рита и Джеральд переглянулись и с недоумением посмотрели на сферу, которую он по-прежнему держал в руке. Потом они понимающе взглянули друг на друга с улыбкой и одновременно произнесли: «Ага!»
– Выходит, нам всё-таки заплатили, – пробормотал Джеральд. – Сферой, выполняющей желания.
– Если честно, я не ожидала такого поворота, – растерянно ответила Рита. – Интересно, на что она способна?
– Тсс! – ответил Джеральд. – Давай потом разберёмся в этом, а пока, спрячем её. Сюда кто-то приближается.
Всадница в том конце аллеи оторвала взгляд от всадника и взглянула на нечто в другом конце, что отвлекло её до того момента довольно сосредоточенное внимание. Там стояли двое: высокий, атлетического сложения мужчина в светло-голубой рубашке и светлых брюках, и очень стройная девушка с короткой причёской соломенных волос, в коричневой замшевой куртке и спортивных брюках.
– Рита! Джеральд! – издала крик всадница и хлестнула скакуна, отправляя его с места в галоп.
Подскакав к Рите и Джеральду, Вел, а это была она, почти на ходу соскочила на землю и бросилась к ним с распростёртыми объятиями, плача от радости.
– Ри-ри, сестричка! Джеральд, братик! Как же я соскучилась по вас! – шептала она, осыпая Риту поцелуями и сжимая Джеральда в объятиях. – Восемьдесят четыре года! Восемьдесят четыре! Я не знала, что и думать!
Подскакал Ярвено́ль, отставший от Вел, и тоже спешился.
– Ну, здравствуй, друг! – сказал Джеральд, сжимая парня в объятиях. – Как вы тут без нас?
– Если бы мы так не скучали по вас, то можно было бы сказать, что всё прекрасно, – ответил тот, смущённо. – Здесь всё идёт своим чередом: тишина, покой, красота.
– Мы переехали сюда, как только Яр попросил моей руки, а было это, когда мне исполнилось девятнадцать, – сказала Вел, вытирая слёзы счастья. – Сегодня почти ровно восемьдесят лет, как мы живём здесь. Что-то, конечно, изменилось, но многое осталось по-прежнему. Ваши покои точно такие же, как в день, когда вы отправились с Браслетами, сферами и драконами в центральный мир.
– Тогда пошли все в дом, – сказала Рита. – В ногах правды нет.
– Ой, сестричка, вы нам всё расскажете, правда ведь? – взвизгнула Вел, сияя от счастья. – Я не усну, пока не услышу, что с вами приключилось!
– Ты не уснёшь, если услышишь, – буркнул Джеральд, но она лишь отмахнулась от него.
Все четверо пешком направились в конюшню, чтобы расседлать лошадей. Яр вёл их под уздцы, а Вел по-прежнему не могла отпустить ни Риту, ни Джеральда, словно боясь, что они снова исчезнут. Между домом и конюшней теперь была уложена брусчатка, а посредине был вырыт колодец, из которого, наверное, поили лошадей и другую живность. Незнакомый конюх почтительно поприветствовал всех и вернулся к своим обязанностям. Пока Вел и Яр рассёдлывали и чистили лошадей и задавали им сена и воды, Вел щебетала о новостях.
Оказалось, что она наняла молодую крестьянскую семью ходить за скотиной и построила им дом в двух шагах от усадьбы. Те перевезли туда свою технику и возделывали поля вокруг. За ними переехали ещё несколько семей и построили деревню у реки. Одна из близнецов вернулась в мир людей. Джеральд сразу догадался, что, разумеется, это была Гвен. А вот из мира людей пока не вернулись ни она, ни царские семьи, оставшиеся там.
– Ну, пойдёмте скорее в дом! – поторопила их Вел, запирая стойло. – Я вас запылила совершенно!
Они пересекли двор и вошли в свой уже старый дом, который покинули совершенно новым. Вся обстановка осталась точно такой же: та же мебель, та же посуда в кухне, даже занавески на окнах были точно такими же, только на полу появились новые ковры, а дерево везде потемнело от времени и местами потрескалось.
– Мы с Яром мигом в душ, и дальше мы от вас не отстанем, пока не услышим всё-всё-всё! – заявила Вел. – Ой, я уверена, что это будет что-то!
Они убежали наверх, а Рита взяла Джеральда за руку и призналась: «Я вдруг осознала, что могу оказаться препятствием к этому вечеру рассказов, потому что вдруг почувствовала, что не спала почти две недели. Я просто падаю с ног от усталости».
– Да и у меня глаза слипаются, – признался в ответ он. – Может быть, холодный душ нас разбудит?
Они поднялись в свои покои. Джеральд подошёл к камину, вынул из кармана брюк сферу и положил её в шкатулку, стоявшую на каминной полке. Шкатулку он убрал в тайник поблизости и только тогда отправился в душ. Когда, минут через двадцать, все спустились в столовую, Вел уже суетилась по хозяйству, накрывая на стол всем, что у неё было.
– Вы садитесь и начинайте рассказывать, – взмолилась она. – Я больше ни минуты не выдержу!
Джеральд и Рита начали по очереди пересказывать ей и Яру свои приключения. Рита выждала, пока Вел поставит на стол очередное блюдо, чтобы рассказать об их превращении, и правильно сделала. Вел побледнела и вполне могла что-то уронить. По крайней мере, она сначала упала на стул и сидела, закрыв рот рукой.
– Но вы же настоящие, Ри-ри, а значит, всё снова хорошо, правда? – удостоверилась она. – Джеральд, ведь всё опять в порядке?
– Да, мы – это мы, – ответил он. – Ты слушай, сестричка!
Вел встала и продолжила растерянно накрывать на стол, но её руки казались ватными, а вокруг всё было, словно в тумане. Когда она наконец уселась со всеми за стол, Рита и Джеральд принялись сосредоточенно жевать. Они так налегали на запечённого осетра, пирог с мясом, салаты и мороженное, что Вел и Яр переглянулись и поняли, что история была правдивой: Рита и Джеральд не ели и не спали очень давно. Покончив с обедом, они отодвинули приборы и продолжили рассказ. Вел сидела с широко раскрытыми глазами, почти не дыша. Когда они закончили, она только и смогла вымолвить, что: «Ну и дела!»
– А где мои милые Ра́йбо, Кри́ша, Фа́ерик и Ру́ти? – спросила Рита, воспользовавшись передышкой.
– А, – махнула рукой Вел. – Львы где-то бродят, едят, кого хотят, а совы вообще-то часто появляются в сарае на своей любимой балке, но тоже проводят все дни и ночи где-то в лесу. Появятся, не волнуйся!
Джеральд и Рита попытались что-то ещё рассказать, но глаза у них слипались, а языки заплетались, и Вел почти насильно увела их в спальню, где они рухнули в постель и проспали до утра следующего дня. Когда они спустились на первый этаж, то встретили там Айрис, Брэн, Делию, Меган, и Тэффи, которые прибыли ещё прошлым вечером. Рита спросила про Гвен. Оказалось, она вернулась обратно в мир людей сразу же, как только Джеральд и Рита отправились относить Браслеты. Джеральду и Рите пришлось повторить свой рассказ ещё раз и увидеть пять пар столь же широко раскрытых глаз. Девушки были и удивлены невероятностью происшедшего, и ошеломлены тем, что всеми ими манипулировали. Единственное, что смягчило их, было то, что делали это дети, оставшиеся без родителей. Меган злилась, хотя и не подавала виду. Делия просто нелицеприятно высказалась в адрес всей той божественной компании, и, казалось, оставила произошедшее позади.
– А ты, милая Айрис, как ты переносишь всё это? – спросила Рита, беря сестру за руки. – Тебе же досталось больше всех!
– Я простила, – просто ответила Айрис. – Мне тоже жаль тех детей и их родителей. Да, дети жестоки, но они пока лишь дети. Да, родители легкомысленны, но они думали о своём народе и о будущем своих детей. И если не простить их, а злиться дальше, то моя жизнь будет отравлена. А что, если они там чувствуют, что мы здесь о них думаем? Зачем тогда и им отравлять жизнь? Кажется, с ваших слов, и они, и их родители вынесли из этого урок.
– Похоже на то, – ответил Джеральд. – А теперь ваш черёд рассказывать. Ну как здесь дела обстоят со всеми вами? Держали оборону, пока нас здесь не было?
Оказалось, что у всех, кроме Гвен, жизнь устроилась. Айрис, Дэлия и Тэффи были замужем за княжичами из других провинций. Брэн вышла замуж за капитана дворцовой гвардии, и того произвели в князья, а Меган вышла за видного учёного, и они проводили почти всё время в исследовании земель за пределами заселённых провинций. Несмотря на то, что Джеральд и Рита забрали единственных двух живых драконов, эти существа снова населяли Плоские Просторы, благодаря тому, что Меган и её муж нашли ещё несколько мумифицированных тел драконов, погибших или умерших при различных обстоятельствах, в основном от обрушения пещер, в которых они надеялись полакомиться демонами. Джеральд предусмотрительно оставил в царской академии контейнер с кровью коричневого дракона, и она пригодилась. Это если забыть об отложенных Коричневым и Красной яйцах, из которых вылупилось потомство. Как оказалось, драконы совсем не были белковыми биологическими существами. Они были похожи по строению на Браслеты, но, по какой-то неведомой причине, им было забавно подражать окружающей природе. Поэтому они питались демонами и быками, хотя это совершенно не было необходимым, и их потомство прекрасно развивалось безо всякой пищи на летающей горе, пока не слетело вниз.
На следующий день Рита и Джеральд навестили царскую семью, чтобы соблюсти протокол. Им были рады, особенно молодые принц и принцесса, которые хоть и не знали Риту так же хорошо, как её младшую сестру, но помнили, кто спас их от демонов. Потом Джеральд посетил деревню у реки, просто чтобы познакомиться с жителями. Большинство искало в его княжестве возможность обосноваться на собственном клочке земли, и этого тут было предостаточно.
Дальше он с Яром рыбачили, Рита с Вел пропадали в саду или ездили верхом, и, спустя неделю, другую, и у Джеральда, и у Риты наконец пропало ощущение, что они не отдыхали ни минуты все те несколько недель, которые провели за порогом мироздания. Через несколько дней Вел услышала уханье Фаерика, а зайдя в конюшню, и увидела обеих сов, сидевших под крышей.
– Рути, Фаерик, Рита вернулась! – воскликнула она. – Вы её ещё помните?
– У неё ещё перья на голове стали такими, короткими, – пошутила Рути, показывая на свою голову крылом. – Ну где же она?
Вел побежала в дом, а совы слетели во двор. Рита вышла, и они поспешили друг к другу.
– Хозяйка, тебя очень, ну очень долго не было! – сказал Фаерик. – Признаюсь, я даже начал забывать, как ты выглядела.
– А вы всё такие же, пёстрые и пушистые, сытые и довольные, – ответила Рита, почёсывая их головы. – Вы львов давно последний раз видели?
– Львы ушли далеко, вон туда, – указал крылом Фаерик. – Полетели, Рути, приведём их поскорее! Хочешь, хозяйка, мы принесём тебе кроликов?
К вечеру того же дня совы вернулись и сообщили, что львы идут домой. Показались они на следующий день. Когда они появились во дворе, их опять заметила Вел и позвала Риту. Львы неуверенно подошли и обнюхали её.
– Лина всё время говорит о тебе, хозяйка, но я тебя, если честно, не помню, – признался Райбо. – Запах, кажется, знакомый, и голос знакомый, но мы так давно тебя не видели, что, увы, забыли.
– И ты, Криша, тоже меня не помнишь? – спросила Рита.
– Забыла, – виновато ответила та, – Даже не упомнить, сколько времени прошло. Лина всё время говорила, что ты должна вот-вот вернуться, а ты всё не возвращалась, вот мы и забыли.
– Ну ладно, милые, – ответила Рита, гладя их по головам, – главное, чтобы вам жилось хорошо и привольно.
– Да, здесь живётся хорошо, – подтвердил Райбо, – Есть где погулять и чем полакомиться.
– Неужели ты не даже не помнишь, как я твою гриву в три косички заплетала? – спросила Рита.
Лев лёг, положил голову на лапы и задумался.
– А как мы искали Айрис в другом мире, куда я заставила демона нас перенести? – продолжала она. – И как потом мне пришлось вас оставить в пещере и уложить спать?
Львица толкнула льва носом.
– А помните, как Лина, Джеральд и я разбудили вас и отнесли туда, где была только рыба на обед? – напоминала им Рита, – И как мы потом вернулись в Плоские Просторы и прятались в тёмной пещере летающей горы?
– Кажется, что-то такое было, – припомнил Райбо, – Криша, ты ведь помнишь что-то в этом роде?
– Припоминаю, – ответила львица, вставая на задние лапы и широко разводя передние, – Мы проснулись и очень хотели пить, и Джеральд нас напоил, а потом ты поймала вот такую рыбу!
– И грива у тебя была сначала большая, а потом стала совсем короткая, – вспомнил Райбо, – Криша, а ведь это правда наша хозяйка! Вот почему от неё пахнет так знакомо.
Ледок первоначального недоверия был растоплен, и следующие несколько дней звери старались не отходить от Риты ни на шаг и всё время ластились к ней. Первым делом Криша похвасталась, что у них родилось уже десять раз по два львёнка, но когда Рита спросила, где они все, Криша только махнула лапой куда-то в лес и ответила: «Они уже давно выросли, и большинство разбрелись, кто куда. Кого-то из них мы иногда встречаем, но редко. Некоторых увезли за море».
– Ну и ладно, – ответила Рита, обнимая Кришу за шею одной рукой. – Вы мои, а они пусть своей жизнью живут.
Однажды на закате, когда Джеральд, Рита, Вел, Яр, а также оставшиеся погостить Айрис и Меган сидели на веранде, Джеральд вдруг поднял тему, которой они не касались с момента возвращения.
– Раз вы, ребята, всё равно живёте здесь и присматриваете за княжеством, то мы могли бы навестить оставшихся в моём мире, – сказал он. – Рита, ты ведь помнишь, что царь Кеврода́н и царица Лира́рис остались на Земле-2, а царь Тегманр́ед и царица Астан́ика – на планете Вел. Может быть, после стольких лет, их следовало бы навестить? Не говоря уже о том, что Гвен на Земле-3... Когда она туда вернулась, прошло уже много сотен лет с момента её, как-бы, исчезновения».
Рита не возражала, несмотря на то, что Вел издала осуждающий вздох негодования, а Айрис нахмурилась.
– Да вы же только что вернулись! – всплеснула руками Вел. – И что, опять на сто лет пропадёте? Ну, вот!
– Рита, я очень скучала по тебе! – сказала Айрис. – Очень! Хотя ты и подарила мне пять сестёр, но это же – ты! Мне тебя не хватало. Но если ты хочешь странствовать, то странствуй, конечно! Будь сама собой. А если потом вернётся Гвен, то будет совсем хорошо.
– Это всё Джеральд, – надула губы Вел. – Бродяга и есть. А ты, Ритя-котя, с кем поведёшься, от того и наберёшься. Уж лучше бы та каракатица не оставила вам ни одного Браслета! По крайней мере, сидели бы дома. Хотя, как бы вы тогда попали домой?
– Лина, милая, ну что там может случиться? – уговаривала её Рита. – Во-первых, со мной Джеральд. Во-вторых, Браслеты теперь разговаривают. А в-третьих, это же просто уже известный нам мир людей, в котором время идёт быстрее, чем в Плоских Просторах! Мы мигом: только навестим всех, погостим у них немного, для вежливости, отыщем Гвен и сразу домой. Здесь, небось, пройдёт всего несколько дней!
– Знаю я ваши “мигом”, – насупилась Вел. – Пошли Браслеты отнести и застряли, а здесь восемьдесят лет пролетело. Ты бы хоть какое-нибудь мясо нарастила на костях, а то так и ходишь, как будто тебя только вчера откопали.
Вел встала и, подойдя к Джеральду, крепко обняла его и прижалась щекой к его груди, закрыв глаза и говоря: «Джеральд, пойми меня! Я тогда, давно, жила, не зная, что можно не иметь старшей сестры. Потом она пропадает, а я нахожу тебя. Было здорово быть друзьями и искать её вдвоём, а потом ты стал мне ещё и братом. Это было что-то совершенно невероятное! А потом вы оба снова пропадаете, и так надолго!»
Она открыла глаза и посмотрела на него. Он обнял её одной рукой, а другой гладил её волосы, тихонько раскачивая её из стороны в сторону, а потом ответил: «Мне тоже тебя очень не хватало и всегда будет не хватать, когда мы не рядом».
Рита нисколько не обиделась на ворчание сестры, и постепенно Вел смирилась, проведя несколько дней, как и звери, почти не отходя от Риты.

Continue Reading Next Chapter

About Us

Inkitt is the world’s first reader-powered publisher, providing a platform to discover hidden talents and turn them into globally successful authors. Write captivating stories, read enchanting novels, and we’ll publish the books our readers love most on our sister app, GALATEA and other formats.