Write a Review

Сколько лет в часе?

All Rights Reserved ©

Summary

Четвёртый рассказ/повесть в серии "Загадки захолустья". Этим рассказом я продолжаю возрождение научной фантастики. Пусть она будет действительно научной, а не той повесточной, лубочно-соево-глазированной жвачкой, которой стала за последние несколько десятилетий. Какими оказались бы путешествия во времени, если бы они были возможны? Хватит упрощать всё белыми нитками. На самом деле они привели бы нас из точки А в точку Б, находящуюся далеко. Очень далеко! Узнайте на страницах рассказа, каково это, оказаться не только в далёком прошлом, но и в далёком космосе.

Genre:
Scifi
Author:
Noel Wellington
Status:
Complete
Chapters:
1
Rating:
n/a
Age Rating:
16+

Сколько лет в часе?

Четвёртый рассказ/повесть в серии “Загадки захолустья“. Этим рассказом я продолжаю возрождение научной фантастики. Пусть она будет действительно научной, а не той повесточной, лубочно-соево-глазированной жвачкой, которой стала за последние несколько десятилетий. Какими оказались бы путешествия во времени, если бы они были возможны? Хватит упрощать всё белыми нитками. На самом деле они привели бы нас из точки А в точку Б, находящуюся далеко. Очень далеко! Узнайте на страницах рассказа, каково это, оказаться не только в далёком прошлом, но и в далёком космосе.


Фиолетовое небо делало жутковатым свет солнца, заливавший бескрайнюю пустыню. Миражи над ней тоже имели этот фиолетовый оттенок. Столь же жутковатой была мёртвая тишина: ни воя ветра, ни шороха песка, ни криков птиц, ни чьих-то шагов. Отсюда казалось, что в мире вообще нет ничего живого, ничего, кроме одинокого путника, который появился на горизонте, сначала, как маленькая точка. Он размеренно шёл в направлении, указанном компасом, закреплённым на изогнутой алюминиевой трубке, выходившей из оглобель тележки, которую он вёз за собой.

И путник, и его тележка были любопытным зрелищем. Хотя он был одет в белый холщовый бурнус, казавшийся продуктом примитивных ремёсел, а на его ногах были простые кожаные башмаки, из-под его просторных рукавов были видны электронные устройства, закреплённые на предплечьях. Каждое имело складывающийся экран размером сантиметров пять в ширину и пятнадцать в длину. Под бурнусом они были соединены усиленными, оплетёнными кабелями с гарнитурой из наушников и ларингофона на голове, а так же с магнитным разъёмом на оглобле тележки. Нос и рот путника были закрыты маской, а глаза защищены сложными электронными очками.

Тележка была идеально спроектирована для путешествий по пустыне. Её лёгкий алюминиевый каркас и кузов из гофрированных алюминиевых листов весили очень мало. Колёса, похожие на велосипедные, не имели покрышек. Их функцию выполняла широкая полоса алюминия с приклёпанными к ней керамическими пластинками. По углам кузова над ним возвышались толстые трубчатые стойки, державшие холщовую крышу, распространявшуюся далеко вперёд и отбрасывавшую тень на путника. Вокруг каждой стойки на ветру вращались крыльчатки электрических генераторов. Каждое дуновение ветра подзаряжало батареи, которыми были заполнены трубки каркаса. Ту же функцию выполнял генератор, соединяемый сцеплением с осью колёс. Когда путник шёл вниз по склону, он отпускал ручку сцепления на оглобле, и колёса приводили генератор во вращение, а также измеряли пройденное расстояние, что позволяло путнику сверяться с картой и менять направление, когда нужно. Кто-то потратил много времени и сил, чтобы спроектировать и построить эту тележку.

Уже давно путник двигался в одном направлении через пески, и наступил день, когда прямо по курсу на горизонте сквозь пыльную дымку засияла какая-то точка. Ещё через день стало видно, что она находится на верхней стороне тонкой серой полоски, постепенно выраставшей из песков в той самой стороне, куда шёл путник. Он даже перестал справляться с компасом, из чего стало ясно: точка и есть цель его путешествия. С каждым шагом она росла, как и полоска. Казалось, что это была горная гряда, пересекавшая пустыню. Приблизившись к ней, путник почувствовал, как под его ногами слой песка становится всё тоньше, и как под ним всё ближе ощущается твёрдый камень. Скоро он вышел на скальные предгорья, и колёса его тележки зарокотали по камням. Теперь стало видно, что это было: точкой оказалась пирамида или конус, ярко сиявшая в лучах солнца где-то впереди среди гор. По ущельям в скалах путник продолжил двигаться в её сторону. Это заняло у него ещё целый день. Когда он выбрался из ущелья на плато, оказалось, что это не горный хребет, а целый горный массив. На относительно плоском плато среди нескольких вершин лежало то, к чему стремился путник.

Оказалось, что всё это время лучи солнца отражал зеркальный конус высотой метров триста и такого же диаметра. Он был установлен на колоннах, выступающих из такой же зеркальной сферы под ним. Она лежала на скалах, которые местами были разломаны весом всей этой конструкции. Путник явно хорошо знал путь среди скал, по которому ему удалось провезти свою тележку. Местами ему приходилось взбираться на склоны и затаскивать её туда на канате, но, в общем, он добрался туда без особых затруднений.

Обойдя сферу, путник остановился на привал в её тени. Там он поставил тележку на тормоз, которым служила стойка между оглоблями. Сняв с неё крышу, он разложил её, и оказалось, что она всё это время была сложенной палаткой. Собрав валявшихся повсюду камней, он заполнил ими специальные карманы из проклеенного холста по углам палатки, чтобы пригрузить её от ветра. Покрутив вороток на одной из стоек тележки, он выдвинул из неё высокую телескопическую антенну, наверху которой зонтиком разложились шесть горизонтальных штырей. В том же углу в кузове была закреплена радиостанция, и путник включил её. Она была уже настроена на какую-то волну, но по ней пока ничего не передавали.

Сфера, в тени которой путник разбил лагерь, была покрыта золотистым напылением. Даже несмотря на долгие годы, которые она провела в жарких горах, поверхность оставалась блестящей, как зеркало, хотя и пыльной. Такой же была поверхность колонн и конуса над ними. Именно поэтому она сверкала, отражая солнечные лучи на десятки километров через пустыню. У самой земли поверхность была помята, и кое-где на особенно резких складках напыление облупилось, обнажив белый металл под ним.

Солнце садилось за горами, и палящая жара немного спадала. Когда совсем стемнело, из динамика радиостанции донеслись трели и хрипы, и через несколько секунд всё стихло. Путник выключил радиостанцию, разложил экран одного из своих устройств на левом предплечье, и открыл появившийся на нём новый звуковой файл. Можно было различить, что в его наушниках раздался чей-то голос: «Добрый вечер, инженер Мугрие́р. Мы верим в Вас! Наверняка Вы уже добрались до объекта и завтра собираетесь приступить к работе. Все терпеливо ждут от Вас хороших новостей. Берегите себя и будьте осторожны. Пока есть все признаки хорошей погоды, а аборигены ведут себя спокойно, так что волноваться не о чем».

Готовясь ко сну, путник прослушал сообщение, а потом поужинал припасами из тележки и лёг спать в своей палатке. Горы не были такими же безжизненными, как пустыня вокруг. Над ним пролетели несколько летучих мышей, от неслышного писка которых давило в ушах, а вокруг бегали какие-то ящерицы, большие жуки и мелкие животные. Только им хватало воды в этой сухой глуши.

Проснувшись утром по писку будильника в планшете на запястье, путник выбрался из палатки, затянул шнурком выход и взял из кузова тележки линемёт с бухтой шнура. Он отошёл от сферы метров на тридцать. Одна из колонн, державших конус над сферой, находилась почти прямо над ним, на высоте всего около ста метров. Прицелившись в неё, он выстрелил и забросил линь так, что тот перелетел над колонной, упал на сферу и соскользнул по ней вниз с другой стороны от колонны, чтобы упасть метрах в десяти, вытягивая за собой почти весь шнур. Судя по непринуждённой ловкости, с которой он сделал это, почти не целясь, он проделывал это уже не раз. Привязав к канату кошку, к которой была прикреплена верёвочная лестница, он сходил за линём и затянул лестницу на самый верх, к колонне. Там кошка зацепилась за что-то. Подёргав лестницу и повиснув на ней, он убедился, что она выдержит его вес.

Ложась спать, путник снял свой бурнус. Под ним были надеты светлые парусиновые рубашка и брюки. Хотя на вид ему было лишь сорок с небольшим, его волосы были серые и седые на висках. Из-под маски торчала борода с сединой. На поясе висели большой нож и пистолет в кобуре. Теперь он взял из кузова тележки уже собранный рюкзак, надел его и принялся взбираться по лестнице. Сначала это было несложно, но по мере подъёма палатка и тележка внизу становились всё меньше, а ветер всё сильнее свистел в верёвках лестницы и раскачивал её. Время от времени путник останавливался передохнуть и как ни в чём не бывало поглядывал вниз и вокруг. Видимо, высота его нисколько не пугала.

Из-за гор поднялось солнце. Здесь оно вставало в оттенках того же жутковатого фиолетового, что и небо, и лишь потом становилось ярко-белым. Свет даже этого раннего, восходящего светила был жарким, и путник явно торопился взобраться до того, как начнётся дневное пекло. Подъём занял у него около трёх минут. Последние метров десять подниматься было трудно, потому что лестница теперь была прижата к округлому боку сферы, и ему приходилось с усилием приподнимать верёвки, чтобы просунуть под них пальцы. Отсюда стало видно, что толщина конуса над сферой достигает метров двадцати, и заканчивается он цилиндрическим участком такой же высоты. Диаметр конуса тут был несколько больше, чем сферы. Наконец, он добрался до основания колонны и встал на нём, прислонившись к почти вертикальной стенке сферы.

Отсюда выше по ней вела череда ступенек, вероятно для ремонта или обслуживания. Передохнув, путник огляделся и продолжил взбираться уже по ним. Сфера, колонны и конус над ними были чуть наклонены, вероятно, из-за неровности плато или оседания его уже после того, как на него опустилась эта сфера. Целью путника было что-то на самом её верху, и он терпеливо и осторожно продолжал взбираться, держась за ступеньки. Теперь под конусом солнце больше не слепило его глаза. Здесь царили полумрак и даже в какой-то мере прохлада.

Добравшись до вершины сферы, где сходились ряды ступенек со всех сторон, путник оказался у цилиндрической будки диаметром метров пять, выступавшей метра на три из поверхности сферы. Вокруг неё пролегало кольцевое углубление шириной метра полтора и такой же глубины. Обойдя будку, он открыл люк в её внешней стене размером метр на метр. За ним на стене располагались полуметровый маховик, четыре поворотные ручки с цифрами от нуля до девяноста девяти, а под ними магнитный разъём с позолоченными контактами. Путник положил свой рюкзак на пол углубления и достал из него большой лист бумаги со столбцами чисел. Его он липкой лентой приклеил к створке люка, чтобы данные были у него перед глазами. Также он взял оттуда микрофон, подключил его к своему планшету и присоской прилепил к стене между ручками.

– Продолжим, – сказал путник с некоторым укором в голосе. – Я уже тринадцать лет работаю над комбинацией, и мне может повезти в любой момент. Главное – это сохранять спокойствие. Могло бы повезти уже давно, но звёзды не выстроились.

Размяв руки, он принялся поворачивать маховички по очереди, начиная с правого нижнего. В наушниках раздавался усиленный и обработанный программой щелчок, но пока они все звучали одинаково. На каждый уходило полсекунды. Через пару часов работы очередной щелчок прозвучал иначе, и программа сопроводила его коротким писком. Путник записал на листе очередную комбинацию и продолжил подбор.

– Если бы только электронный ключ не был потерян! – проворчал он в какой-то момент. – Но об этом жалеть уже сотни лет, как поздно.

Так он работал до вечера с перерывом на обед. Спускаться на землю он не стал, а поел то, что было у него с собой в рюкзаке. Так он работал четыре дня, а на пятый он подобрал последнюю комбинацию. Некоторое время после того, как он услышал очередной писк из наушников, он не двигался, и, казалось, почти не дышал. Потом он записал комбинацию, переступил к маховику и взялся за него обеими руками.

– Только бы всё было исправно! – прошептал он. – Только бы пыль не забила и не заблокировала механизм.

С этими словами он приложил усилие, и его руки чуть не сорвались с маховика, так легко он провернулся.

– О, боже! – пробормотал он. – Я неверующий, но скажу это опять: о, боже! Мне удалось! Наконец-то!

Он продолжил вращать маховик. Сначала казалось, что ничего не происходит, но затем стало ясно, что цилиндрическая будка очень медленно, но верно поднимается за его спиной. Остановив себя усилием воли, он вернул всё, как было, и повернул ручки. Теперь маховик невозможно было провернуть. Он опять выставил найденную комбинацию и повертел его туда-сюда. Заперев замок и закрыв люк, он убрал лист и микрофон в рюкзак и спустился по ступенькам к своей верёвочной лестнице. Вместо того, чтобы спускаться по ней, он сбросил её вниз, прицепил шнур к своему поясу и опустил себя, перебирая его зажимами в руках. Освободив шнур, он стянул его вниз, потратил час, чтобы смотать его в бухту, выкинул камни из карманов палатки и сложил её обратно в крышу.

Смысл этих приготовлений стал ясен, когда путник отправился дальше. Теперь он поднимался на гору, прямо у подножия которой лежала сфера. Взбираться на её вершину он не стал, а лишь поднялся по склону метров на четыреста, немногим выше вершины конуса над сферой, откуда над окрестными горами стало видно пустыню, по которой он пришёл. Там, на небольшом ровном уступе, он опять поставил палатку и записал голосовое сообщение: «Это Мугриер. Комбинация найдена. Объявляю общий сбор».

Ближе к вечеру Мугриер выпустил антенну, включил радиостанцию и стал ждать входящего сообщения. Когда оно пришло вскоре после заката солнца, он подключил свой планшет к радиостанции и передал своё. На некоторое время наступила тишина, а потом эфир взорвался. Сначала тот же голос, который связывался с Мугриером в самом начале, возбуждённо заговорил: «Вы добились этого, Мугриер! Вы достигли своей цели! Нашей цели! Вы добились того, о чём мы все мечтали! Подождите! Сюда идёт весь отдел!»

Вскоре в эфире зазвучали разные голоса. Они наперебой поздравляли его, а он устало смотрел на закат и только качал головой. Он записал и отправил ответ: «Спокойней, друзья! Я всего-навсего подобрал комбинацию к замку. Осталось починить Ковчег, а это потребует усилий всех вас. Буду ждать вас у Ковчега. Отбой».

С горы Мугриер спустился в другую сторону, не к самому Ковчегу. В стороне от него в глубокой расселине оказалась неглубокая пещера, в которой с потолка стекала струйка воды. В ней он провёл следующие почти полтора месяца, время от времени принимая по радио сообщения о своих соратников. Они приближались к нему по пустыне с севера. Их было много, тысячи, а может быть, десятки тысяч. На сорок восьмой день от входа в пещеру он увидел, что из-за гор, отделявших плато с Ковчегом от пустыни, появились люди с гружёными повозками. Эти были гораздо больше, и приводились в движение они пустынным ветром. Он спустился к ним.

Судя по голосам, среди прибывших оказались все, кто говорил с ним по радио, в том числе его жена Све́йма, дочь Кина́са лет шестнадцати и сын Нимо́ло лет четырнадцати. Мугриера обступили плотной толпой, и все старались пожать ему руку, обнять или просто похлопать по плечу. Когда страсти улеглись, и все начали расходиться, он протолкался к человеку, который терпеливо ждал поблизости. Они тоже крепко пожали друг другу руки.

– Ну вот, Вы оказались правы и победили, – сказал тот таким же голосом, как в первом сообщении.

– Не время тщеславию, Вариму́р, – рассмеялся Мугриер. – Нужно строить башню, подниматься, открывать Ковчег, ремонтировать шину и возвращаться на Семири́ю.

– Дух захватывает, – улыбнулся Варимур. – Мы даже не знаем, как там нас встретят. А ещё мне страшно, потому что мы полагаемся на точный расчет времени Ковчегом, а ведь прошло столько веков! Вдруг ошибка? Вдруг сбой?

– Мы же всё обсудили и решили. Принципы в основе часов Ковчега надёжны.

– Да, конечно, но это не мешает мне беспокоиться в глубине души.

К Ковчегу подогнали вплотную одну за другой повозки, кузова которых являлись сегментами башни наподобие высотного крана. Из них составили башню высотой до нижней колонны и с помощью троса, блоков и лебёдки поставили её вертикально. На скале её выровняли винтовыми опорами, чтобы она стояла вертикально у самой сферы. В этом положении её закрепили за колонну и подняли ещё сегменты, которые уложили до самого входа в Ковчег. Там уже посменно работали молодые люди из прибывших: вращали маховик, медленно, но верно выдвигая круглую будку вверх из сферы. Когда выдвинулось пять метров, показался проход внутрь. Ещё четыре метра спустя, его пол сравнялся с полом углубления вокруг. Его подняли за кольца, лежавшие в углублениях, и открылась неглубокая шахта вниз.

Туда спустились Мугриер, Варимур и ещё несколько человек. С собой они привезли лист нержавеющей стали с выгравированным на нём текстом. Помимо этого каждая буква была просверлена во многих местах, так что текст было хорошо видно на просвет. Руководствуясь указаниями с листа, они прошли коридорами и лестницами к центру сферы и оказались в круглом помещении, стены которого были покрыты приборными панелями, а в центре стояла круглая тумба высотой по пояс с тремя двойными рычагами наверху. Там лист вставили в пазы на стене и защёлкнули в них.

– Сейчас всё решится, – сказал Мугриер.

Он, Варимур и женщина по имени Окана́ра одновременно взялись за рычаги, сжали их рукоятки и переложили их в противоположную сторону, от центра тумбы наружу. Пару секунд ничего не происходило, стояла полнейшая тишина, и только дыхание этих троих и окружающих было слышно в этой комнате, но вдруг послышались далёкие и близкие щелчки механических размыкателей, и в комнате зажёгся приглушённый свет, а приборные панели засияли множеством огоньков и дисплеев.

– Питание подано, – раздался голос из динамика в потолке. Некоторое время было слышно лишь тихое жужжание приборов вокруг, а затем голос продолжил: – Производится диагностика Ковчега.

– Сейчас он найдёт выгоревшую шину, откроет доступ в её тоннель, и перейдёт в режим ожидания, – улыбнулся Мугриер.

– Нам бы Вашу уверенность, – улыбнулась Оканара и переглянулась с Варимуром.

– Только благодаря ей, мы сейчас здесь, – ответил тот.

Действительно, голос сообщил именно то, о чём предупреждал Мугриер. На одном из дисплеев появилась схема Ковчега с мигающей кривой линией вдоль стены сферы. На ней был обозначен повреждённый участок ближе к верху.

– Идёмте, – сказал Мугриер. – Пока не починим, здесь делать больше нечего.

Они вернулись ко входу и проводили ждавших там людей к повреждённому участку шины. Часть из них выстроилась вдоль коридоров, а несколько приступили к вскрытию кожуха вокруг шины. Снаружи тем временем в башне запустили лифтовую платформу и на ней начали поднимать чуть заметно изогнутые толстостенные серебряные трубы с болтовыми фланцами. Ими даже не заменили выгоревшую шину, а построили новую. От старой ничего не осталось. Она фактически взорвалась, когда трещины, возникшие от жесткой посадки Ковчега сотни лет назад, нарушили целостность сверхпроводника шины и разрушили его в момент подачи питания.

Ремонт занял два дня непрерывной, посменной работы. После этого в Ковчег протянули шланг и закачали в трубу дистиллированную воду из привезённой только что цистерны. Тогда с приборной панели в рубке Мугриер дал команду на проверку. Ковчег издал новые звуки. Это была работа насосов, подавших давление в отремонтированный участок. Где-то из стыка ударила струйка воды, и проверку прервали и пересобрали тот стык. На этот раз вся проверка закончилась успешно.

– Ковчег исправен и готов к перемещению, – сообщил голос в рубке.

– Вот так спокойно и без эмоций нам сообщают, что мы можем вернуться домой, – сказал Варимур.

– Так и должно быть, – ответил Мугриер. – Объявляйте посадку.

Варимур поднялся к входу в Ковчег, где стояла радиостанция. Взяв микрофон, он несколько секунд не решался говорить, но потом глубоко вздохнул и сказал дрожащим голосом: «Прошу всех начать посадку в Ковчег».

Внизу его услышал кто-то у другой радиостанции и подхватил микрофон.

– Всё готово, Вар? – уточнил он. – Вы всё исправили?

– Всё готово для посадки, – повторил тот. – Начинайте.

У людей внизу уже были на запястьях ленточки с номерами. Они начали выстраиваться в короткую очередь у лифта и на нём подниматься наверх группами по девять. Верхнюю одежду и обувь оставляли поодаль от Ковчега и не брали с собой никаких вещей. В Ковчеге все спускались по освещённым коридорам и лестницам в пассажирские отсеки и ложились в узкие соты вдоль стен. Каждая закрывалась и затягивала пассажира сеткой. Затем его усыпляли иглы в ложе. Постепенно все сорок с небольшим тысяч прибывших погрузились в Ковчег. Оставались только несколько десятков, которые отсоединили от Ковчега башню лифта и сбросили её сегменты вниз. Затем изнутри опустили тумбу входа и загерметизировали его. Все, кроме тех же троих, легли в ложа и уснули. Мугриер, Варимур и Оканара воспользовались теми же рычагами в рубке, чтобы одновременно повернуть цилиндры под ними.

– Начинаю предпусковой отсчёт, – сообщил голос. – Готовность три минуты.

Эти трое легли в ложа, находившиеся прямо в рубке, за люками на высоте колена над полом. Когда они уснули, отсчёт шёл на минуту. Когда он закончился, из глубин Ковчега раздался шум, и распространилась вибрация. Под ним засиял ослепительный свет, и облака дыма вырвались во все стороны. Чуть покачиваясь, он взлетел над горами, набирая скорость, и скоро превратился в сияющую точку в небе, прежде чем исчезнуть в нём.

Ковчег направлялся прочь от планеты и звезды. Ему требовался холод космоса, чтобы запустить кольцо перехода. Это и был тот прямой, цилиндрический участок конуса над сферой. Когда Ковчег удалился от звезды примерно на две астрономические единицы, по восстановленной шине на кольцо был подан колоссальный импульс тока. Оно тут же отделилось от конуса, и Ковчег вылетел из него, развернулся и затормозил. Ещё одно кольцо отделилось от конуса, уменьшая его диаметр до диаметра сферы под ним. Части этого кольца просто разлетелись во все стороны. Пять месяцев спустя, когда расстояние между Ковчегом и кольцом составило несколько десятков миллионов километров, реактивные двигатели на кольце развернули и затормозили его. Ковчег опять ускорился по направлению к кольцу. Автопилот нацелил его прямо в центр кольца с миллиметровой точностью. Когда Ковчег пролетел сквозь кольцо, он исчез, а оно взорвалось с яркой вспышкой, разлетевшись облаком металлического тумана, капель и осколков, которое ещё несколько секунд светилось во тьме космоса, остывая.


Шёл 2163 год. В лаборатории квантовой физики института прикладной физики в Нижнем Новгороде доктор Варсонофьев делал доклад о разработанной им установке, которая должна была позволить перемещать материальные объекты во времени. По окончании доклада ему тут же задала вопрос одна из коллег: «Дмитрий Андреевич, где же окажется перемещённый объект?»

– Совершенно верно, – рассмеялся докладчик. – Он окажется там, где Земля была или будет в тот момент, куда он переместился, ведь наша галактика вращается и летит по вселенной, а не стоит на месте. Произведения фантастов прошлого, где машина времени остаётся там же на Земле, где и была в момент отправления, очевидно ошибочны.

– Значит, практическое применение Вашей установки позволит путешествовать к далёким звёздам?

– Именно! Пока я не могу представить себе никакого другого применения.

– Но как же прицеливаться? – спросил кто-то ещё.

– Приблизительно. Находясь во вселенной и не имея достаточно точной модели движения объектов внутри неё, мы пока не можем достоверно указать точку в пространстве, где мы были раньше или окажемся, спустя какое-то время. Чем дальше во времени, тем с меньшей точностью мы сможем прицеливаться. Возможно, накопив практический опыт, мы сможем построить эти модели, как это ни банально звучит, в будущем.

Прошло ещё семьдесят лет, и первая установка была построена учениками Варсонофьева, уже академика. Она могла переместить во времени шарик от подшипника. Испытали её в открытом космосе, за орбитой Марса. Шариком выстрелили из магнитной пушки, он пролетел через сверхпроводящее кольцо и исчез. За кольцом он так и не появился.

– Надеюсь, мы никого там не застрелили, -- пробормотал учёный, испытывавший установку. – Не хотелось бы потом смотреть кому-нибудь в глаза и оправдываться.

– Так мы же всего на час в прошлое прицелились, -- возразил ему коллега.

– Но где уверенность, что мы здесь одни?

Была построена гораздо большая установка, которая переместила уже метровый шар со своей копией, настроенной на возвращение, спустя десять секунд. По смещению вернувшегося предмета сделали выводы о направлении и скорости движения Солнечной системы. Эксперименты продолжались во всё возрастающем масштабе, и через каких-то тридцать лет был построен корабль для путешествия к одной из звёзд, вокруг которой должны были обращаться обитаемые планеты. Её выбрали, исходя из проекций кривой, по которой двигалась по вселенной Солнечная система, а исходя из нынешнего расположения её и Солнца, было рассчитано временное смещение: примерно шестнадцать тысяч лет в прошлое.

Три тысячи добровольцев прошли отбор для полёта и погрузились на специально разработанный для такой миссии корабль, названный Ковчегом. Каждый понимал, что они смертники и могут не вернуться по множеству разных причин. Хотя Ковчег и бронировали на случай столкновений с небольшими объектами в космосе, защититься на все случаи жизни никто не надеялся. Экспедицию снабдили всем необходимым для существования независимой колонии на случай неполадки и невозможности возвращения на Землю. На этом настаивал в своих основополагающих работах академик Варсонофьев. А ещё он настоял на посадочных местах для ста тысяч человек. Он как в воду глядел: посадка на планету оказалась жёсткой, и возникли микротрещины в сверхпроводящей шине, которая должна была подавать ток в кольцо возвращения.

Когда корабль вынырнул из временного перехода возле далёкой звезды и приблизился к её планете, она оказалась затянута дымкой. Снеговые шапки распространялись от полюсов далеко на юг. Жизнь существовала лишь вдоль их границ, потому что дальше на юге простиралась пустыня. Океаны были покрыты льдом. В этих условиях для посадки было выбрано плато среди базальтового горного массива. Сброшенный на него зонд не обнаружил значительной сейсмической активности, и было решено садиться.

На планете действительно существовала жизнь, сходная с земной, в том числе разумные существа, жившие в каменном веке. К сожалению, они оказались настолько агрессивными, что никакие попытки контакта с ними не удались. Они забрасывали землян камнями, копьями и стрелами, чтобы те ни делали и как бы себя ни вели, и стало ясно, что придётся поддерживать режим изоляции и защищаться при каждой встрече с ними. Патронов к огнестрельному оружию было мало, да и его самого было лишь несколько сотен единиц, поэтому пришлось выдать всем холодное оружие и обучить их владению им.

Вскоре выяснилось, что дымка и похолодание климата были вызваны взрывом гигантского вулкана, который не заметили с орбиты, потому что он после этого оказался под водой. За следующие несколько лет дымка начала оседать, а образовавшиеся при потеплении облака ускорили этот процесс, выпадая дождями и очищая атмосферу ещё быстрее. Началось стремительное потепление. Снеговые шапки отступили к полюсам и почти исчезли. В том месте, где приземлился Ковчег, температура поднялась до пятидесяти-шестидесяти градусов днём летом и десяти-двадцати ночью зимой. Участникам экспедиции пришлось переселяться на север. Для этого был выбран ещё один горный массив, где были обнаружены месторождения полезных ископаемых. Их начали потихоньку добывать в удобной горной котловине, отделённой от окружающих тропических лесов высокими горами. Это упростило жизнь экспедиции: аборигены туда пока не добирались. Систематическое истребление их племён за пределами котловины позволило участникам экспедиции выжить и закрепиться на планете.

Шли годы, и колония медленно росла и воспитывала детей, пользуясь привезёнными с Земли учебниками. Несмотря на наличие звукозаписей, язык и культура начали потихоньку меняться. Появлялись новые слова и имена. Изменилось произношение. Со сменой поколений молодёжь начала сомневаться в истории появления землян на этой планете. Этому в значительной мере способствовала потеря координат Ковчега, комбинации к замку и его электронного ключа. Случилось это из-за пожара в одном из хранилищ документов и оборудования экспедиции. Со временем недоверие всё возрастало, и, спустя два столетия, большинство было уверено, что люди возникли на планете, что Ковчег и Земля, которую на новом диалекте именовали Семири́ей, были вымыслом, а лист нержавеющей стали с выгравированной на нём инструкцией по возвращению в будущее был подделкой. Колонисты стойко выдерживали трудности жизни на необитаемой планете, но среди них не прекращались разговоры о возвращении на легендарную Семирию.

Так продолжалось ещё два с лишним века, пока один единственный человек не решил проверить легенду и достоверно узнать, что правда, а что нет. Им был инженер Мугриер. Он осмелился бросить вызов сомнениям и насмешкам и в одиночку отправился в пустыню, где нашёл Ковчег. Заблудившись в пустыне, потеряв часть припасов и чуть не погибнув от обезвоживания и голода, он всё же вернулся и предъявил фотографии в качестве доказательства. Но и тогда многие сомневались и считали Ковчег чем угодно, но не подвижной машиной времени. Только когда он подготовился и взобрался на её вершину под конусом, где обнаружил люк с кодовым замком под ним, ему поверили. В течение тринадцати следующих лет он проводил в общей сложности по полгода в пустыне, неделями подбирая забытую комбинацию.


Буквально через несколько часов после отправки Ковчега в прошлое, наблюдательный корабль, находившийся на расстоянии пары сотен тысяч километров от отправного кольца, принял сигнал вернувшегося Ковчега. Это все ожидали. А не ожидали они, что вернутся не три тысячи улетевших добровольцев, а сорок тысяч колонистов будущих поколений. Ковчег вынырнул из временного перехода на большом удалении от Солнца и теперь возвращался к Земле, чтобы остаться на её орбите. К нему подлетел челнок с Земли, и в нём прибыли врачи и другой персонал, чтобы выяснить, как прошёл эксперимент, и нуждаются ли в чём-то его участники. Там-то их ждал сюрприз: суровые люди с морщинами на лицах и натруженными, мозолистыми руками, одетые в простые полотняные рубахи и штаны.

Карантин занял несколько лет. С собой участники привезли микроорганизмы, не существовавшие на Земле. Их пришлось вычищать снаружи и исследовать внутри их тел. Только когда было установлено, что все прибывшие не несут угрозу землянам, им разрешили спуститься на поверхность. Для землян прошли лишь эти годы, а для вернувшихся сменилась эпоха. Им устроили ознакомительные поездки по стране, экскурсии, курсы и прочие мероприятия.

Сначала вернувшихся поселили в новом квартале Нижнего и предоставили им пособия с прицелом на то, что они через некоторое время устроятся на работу. Проблемы начались, как только их дети пошли в школы. Главной был сильный акцент, даже собственный язык, сильно изменившийся за четыре с лишним века. Буквально через несколько дней после того, как Нимоло, которого теперь звали Николаем, был принят в класс, начались насмешки. Как-то он задержался в классе, чтобы задать несколько вопросов учителю, а когда он вышел в рекреацию, от стены отделились шестеро одноклассников и учеников из других классов.

– Ты что, самый умный? – спросил один, подходя и преграждая ему путь.

– В чём твой вопрос? – спросил Нимоло, ничуть не смутившись.

– У него вопрос, – усмехнулся тот, обращаясь к остальным, и попытался схватить его за одежду, но Нимоло перехватил его за кисть и пальцы и дёрнул вниз. С воплем, тот упал на колени. Другой сделал шаг вперёд, вытягивая руки, чтобы толкнуть Нимоло в грудь, но тот приподнял свои, отводя руки нападающего чуть в стороны и вверх, и ударил его пятками ладоней в грудь. Нападавший резко выдохнул, отлетел назад и упал, ударяясь головой об пол.

– Ой, чёрт! – вскрикнул ещё один, бросаясь бежать. За ним последовали остальные.

Из класса на шум выглянул учитель, увидел двоих на полу, и связался с кабинетом директора. Вызвали скорую, полицию и родителей Нимоло. Приехал Мугриер, увидел сына в предбаннике директора и спросил: «Без драки обойтись не могло?»

– Никак, – спокойно ответил Нимоло и вкратце пересказал отцу, что случилось.

– Ладно, разберёмся, я надеюсь, – ответил тот и прошёл в кабинет директора.

– Директор занята, – попыталась остановить его секретарь, но он не обратил на неё никакого внимания.

В кабинете директора сидел участковый.

– Задержаны ли нападавшие на Нимоло? – спросил его Мугриер.

– Пока нападавшим мы считаем его. Он вывихнул одному пальцы, а другому сломал рёбра и грудину и причинил сотрясение мозга.

– Как получилось, что он один напал на шестерых, преградивших ему путь и окруживших?

– Следствие установит.

– Он задержан?

– Пока нет.

– Я его забираю.

Мугриер повернулся, чтобы выйти, но директор возразила: «Вам рано уходить. Мы ещё не разобрались с тем, что произошло».

– Он не тот, с кем нужно разбираться, – ответил Мугриер. – Вам повезло, что они ещё живы. Мы не привыкли оставлять в живых тех, кто на нас нападает. Это ухудшило бы генофонд и наше положение.

После нескольких похожих инцидентов, в том числе с Кинасой, которую теперь называли Ксенией, однажды вечером оставившей возле дома на асфальте тела двух хулиганов, для вернувшихся построили посёлок посреди Керженецкого заповедника, а дальше им предоставили возможность селиться, где угодно, но разъезжаться они не торопились. Поначалу это не удивляло местные и центральные власти, но когда прошли годы, и некоторый языковой барьер нивелировался, к ним возникли вопросы. Приехал губернатор Нижегородской области и встретился с руководством колонистов в доме культуры посёлка. На прямой вопрос ему дали прямой ответ.

– На той планете наша жизнь была тяжёлой, но разумной и предсказуемой, – ответила ему Оканара. – Бороться нам приходилось только с аборигенами и суровой природой. С нашей точки зрения, здесь у вас творится полнейшее сумасшествие. Мы не понимаем, как можно использовать чудеса технологии, лишь чтобы уродовать своё тело и разум, проводить время в уничтожении себя и окружающих, паразитировать на обществе и позволять дикарям безнаказанно нападать на себя. Мы не хотим, чтобы наши дети и внуки выросли такими же, как вы. Поэтому мы держимся вместе и не собираемся смешиваться с вами. Мы понимаем, что всегда жить на дотации невозможно, и мы готовы обеспечивать себя сами, как продолжалось четыреста лет. Дайте нам участок земли, которую мы могли бы возделывать, какое-нибудь месторождение, где мы могли бы добывать что угодно: уголь, железо или что-то ещё, и мы позаботимся о себе сами, каким бы суровым там ни был климат. Если бы мы знали, что творится на Земле, мы бы никогда сюда не вернулись. Если нам здесь нет места, то мы все согласны отправиться туда, где мы оставили города с промышленностью, хотя и не такой развитой, как у землян.

– Вы не чувствуете себя землянами? – удивлённо спросил губернатор.

– Пока нет.

Через три года все они погрузились в Ковчег и переместились во времени назад на шестнадцать тысяч лет, не дожидаясь восстановления кольца возвращения.

Continue Reading
Further Recommendations

Lauren Bickert: Firstly, it was an excellent story! I enjoyed it very much from start to finish!One or two minor points of constructive criticism:1: dialogue— there were several places in the story where I struggled to know who was speaking.2: one plot point: I’m new to werewolf fiction so forgive me if this com...

Wanda: A very unique storyline. I love Ollie and Ezra. I believe they're going to be a major power couple

Stevie Wes: Your story has intrigued me. It is not at all predictable and want to red where this story goes next.

MyLoveForPastries: I had been looking for something different for a while on this app and I think, no scratch that…I KNOW that I have found it in this book. A breath of fresh air away from the regular cliche reverse harem books.

Lorem: Well written, suspenseful! Can’t wait to read more. Thank you :)

gamer281: Ich bin eine mega große Leseratte und es ist daher nicht leicht mich für neue Geschichten zu begeistern, aber diese Story hat es mir echt angetan. Vielen lieben Dank, mach weiter so.

Fely: Can’t wait for the next one!!!! Fantastic book. Read it in less than a day while I was supposed to be getting things done. Love how the characters are gelling together.

H Francks: What imaginative characters and settings. I would love read more books as to how things change and mYa finding her true match as well.

More Recommendations

viewcoco2007: Excellent read, just like the first book in this series. 👍I can't wait to read the 3rd book 😍

Nuhaa: Love it, it was an interesting book.

scarbrough71: 💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜💜

Mariele: Pleas put some more chapters

17mysery: It's not bad. It's a bit boring, to be honest. There's nothing that makes you want to read the rest of the book.

mt7rv4: The writing style flows with a clear storyline & relatable characters. The elements of suspence are present as to who the main characters mate will be and what type of character they will have.

About Us

Inkitt is the world’s first reader-powered publisher, providing a platform to discover hidden talents and turn them into globally successful authors. Write captivating stories, read enchanting novels, and we’ll publish the books our readers love most on our sister app, GALATEA and other formats.